Укреплять и развивать!

В продолжение материала от 10.09.18г. "Нужен ли краю Красноярский государственный педагогический университет им В.П. Астафьева? публикуем статью, вышедшую 21.09.18г. в Красноярской Газете и на сайте коллег из Ачинска Achgrad.life, в которой автор - Лютых О.Ю. аргументированно обосновывает и объясняет свою позицию.

"Слово «приватизация» из моей статьи «КГПУ: сползание с былых высот», опубликованной 7 сентября, вызвало бурю негодования. Возмущения были нешуточные, мол, как можно государственную собственность приватизировать? И они были правы. Только о какой-то приватизации материальных активов вуза речь совершенно не шла и напрасно и.о. ректора КГПУ им. В.П. Галкина волновалась. Речь шла совершенно о другом.

Сегодня магистратура воспринимается всеми как площадка углубления и конкретизирования знаний. Создание магистерских программ – это заслуга конкретных преподавателей, которые обладают неимущественными правами на эти программы. И это здорово. Но как объяснить, что ряд магистерских программ, ориентированных в основном на психологию, на которые выделяются бюджетные места, активно реализуются за счёт административного ресурса в Институте социально-гуманитарных технологий (ИСГТ) и в Институте психолого-педагогического образования (ИППО). Возможно, это хорошо. Но почему в этом случае предпочтение уделяется программам психолого-педагогической направленности, а не программам педагогического образования, готовящих магистров по различным направлениям для школ? Это что? Новый тренд, тактические действия или хорошо продуманная акция перераспределения бюджетных средств в интересах узкого круга людей?

Учёный совет КГПУ рассматривает наиболее важные вопросы деятельности вуза. В учёном совете педагогического университета из 39 его членов всего 10 докторов, профессоров, но и из них только 4 доктора педагогических наук, профессора. Кто в учёном совете? В него входят сотрудники без учёных степеней – юрист, проректор по АХР и т.д. по должности, в соответствии с приказом ректора. Следует признать, что при всём уважении к их непростой работе она не является научной. Отсюда и соответствующие решения, выносимые учёным советом, которые не всегда способствуют развитию вуза. Нам кажется, что, если бы в учёном совете было бы больше докторов наук, то он меньше бы играл «декоративную» функцию, где решения принимаются ректором на принципах единоначалия.
Когда-то в вузе был совет выпускников, который активно поддерживал вуз, оставаясь неравнодушными ко всему происходящему. Сегодня нет программы по взаимодействию с выпускниками вуза. Наши выпускники – это гордость университета и его огромный потенциал. Многие выпускники чемпионы России, Европы, мира, олимпийских игр и т.д., предприниматели и бизнесмены, депутаты Заксобрания края, города, сотрудники различных государственных органов и служб, учёные, которые неравнодушны к успехам университета и могут принимать участие в развитии своей альма-матер. Убеждён, что такой совет можно возродить. Он поможет выпускникам нашего вуза участвовать в формировании воспитательной среды, будет способствовать личностно-профессиональному становлению обучающихся. Опытные выпускники научат студентов умениям предложить себя на рынке труда, оптимально, гибко и эффективно решать возникающие проблемы. Но почему сегодняшняя администрация не заинтересована в этом общественном совете?
В университете уже давно возник и развивается системный управленческий кризис, который, по нашему мнению, требует незамедлительного решения. В городе и крае существует острый дефицит учителей математики, физики, химии, русского и английского языков, технологии и прочего, но количество бюджетных мест, выделяемых на специальности психолого-педагогического направления, программ бакалавриата, например, таких, как «Реабилитолог в социальной сфере» или «Психология и социальная педагогика тьюторской деятельности» и др., и на магистерские программы «Психологическое консультирование и психотерапия» примерно составляют такое же количество, что выделяют на математику, физику и т.д. Вероятно, реализация этих программ нужна, но в школах количество психологов составляет всего 1–2 человека, а потребность в учителях математики, физики, английского языка и других предметов огромна.
Возьмём один пример. В университете рабочая единица – это кафедра, как правило, выпускающая, которая разрабатывает программы всех видов занятий, программы итоговой аттестации. Руководитель такой кафедры, одновременно являющийся руководителем магистерской программы, несёт персональную ответственность за результаты деятельности. Становится непонятным, почему администрация подтасовывает ФГОС, и в программу начинают вмешиваться декан и ректор. Оказывается, что они лучше, чем руководитель, знают, кому передать те или иные часы из данной программы.
Как мы отмечали ранее, ряд магистерских программ был специально уничтожен администрацией из-за якобы их неэффективности или каких-то других причин, которые администрация не объясняет. Одно непонятно – 7 лет эти программы успешно функционировали, все обучающиеся на них работали в школах, но в один момент всё изменилось. Почему? Вопрос остаётся открытым. Обучающиеся на этих программах закрывали учительские вакансии в городе Красноярске и крае. Кстати, уничтожение некоторых программ шло не только с молчаливого согласия самого ректора Ковалевского В.А., но и с его активным участием в этом.
Так, по словам молодых людей, уже поступивших на магистерскую программу, ректор лично отговаривал их поступать, настоятельно рекомендуя поменять направления программы. Более того, когда молодой человек отказался это делать, он выступил с реальной угрозой отчислить его после первого семестра. Вероятно, за невыполнение его рекомендаций. Новые магистерские программы, которые предлагали руководители различных подразделений, не находили отклика у администрации вуза, их просто игнорировали.
Рассматривая КГПУ им. В.П. Астафьева одновременно как образовательную и научную организацию, мы полагаем, что оба направления деятельности должны осуществляться на постоянной профессиональной основе. Неслучайно в действующих государственных стратегических документах научная деятельность в вузовской системе выделяется в качестве приоритетной наравне с основной образовательной деятельностью. В нашем вузе это не совсем так.
Когда задают вопрос о научной деятельности в вузе, то слышишь однозначный ответ, который исходит от маститых профессоров: в КГПУ нет науки. Единственный диссертационный совет по педагогическим наукам под председательством профессора Адольфа В.А., успешно функционирующий на огромной территории от Красноярска до Владивостока, не имеет никакой поддержки от проректора по науке доктора медицинских наук, профессора Шилова С.Н. Более того, создаётся впечатление, что Шилову он просто в тягость. Профессора, которые готовят докторантов к защите диссертации на соискание учёной степени доктора соответствующих наук, совершенно точно понимают, что это довольно сложное дело, за которое научному консультанту полагается оплата. Докторанты вносят деньги в кассу вуза, но сегодня профессорам, которые являются научными консультантами докторантов, начальником учебно-методического управления (УМУ) кандидатом биологических наук Степановым А.М. категорически заявлено, что нагрузка (научное консультирование) входит во вторую половину дня, т.е. неоплачиваемую. Очень удобная позиция, а проректор по науке Шилов С.Н., кстати, сам доктор наук, в стороне от этого вопроса, не хочет защищать научных консультантов. Получается, что профессора-научные консультанты должны стоять навытяжку перед Степановым А.М. и унизительно просить выдать положенные им выплаты за научное консультирование.

В вузе нет системной исследовательской работы, которая планомерно реализовывалась бы в рамках выбранных приоритетов. Нет программы по привлечению в университет молодых учёных докторов наук.
Вместе с тем можно видеть, что, несмотря на некоторый рост значений показателей, характеризующих научно-исследовательскую активность ряда ППС, администрация КГПУ не уделяет должного внимания развитию науки, ориентированной прежде всего на педагогическую деятельность. Все печатные работы ППС, студентов, магистрантов и аспирантов оплачиваются ими самими. Проректор по науке, обращаясь к ППС, просит их публиковаться в системе «Скопус». Многие преподаватели готовы, но когда посмотрят на ценник такой статьи, составляющий от 40 до 60, 90 тыс. рублей, охота сразу пропадает. Проректор Шилов С.Н. убеждает, что будет компенсация такой статьи в сумме 8–10 тыс. руб, а остальные средства кто оплатит? Как кормить семью, если публикация только одной статьи в таком журнале заставит голодать семью в течение 2-х месяцев. Разговоры об оплате научных поездок на конференции вообще не стоят, поскольку получите жёсткий ответ: «Денег нет». Удобная позиция.
Тем не менее в вузе всё же реализовываются немногочисленные гранты по фундаментальным, поисковым и прикладным научным исследованиям краевого и федерального уровней, но здесь заслуга всецело лежит на плечах отдельных учёных, а не научного подразделения вуза. Ежегодно проводятся научные конференции «Молодёжь и наука», «Международный форум», однако публикация статей после таких мероприятий появляется лишь через полгода или даже через год, когда их актуальность исчезает.
Происходящие события, вынудившие меня написать данную статью, отчётливо свидетельствует о низкой управленческой культуре администрации университета, не способной находить адекватные решения в сложных ситуациях.
Мы надеемся, что избранный губернатор Красноярского края и учредитель КГПУ им. В.П. Астафьева с пониманием отнесутся к нашему желанию укреплять и развивать вуз, готовящий учителей, которые развивают способности детей, воспитывая в них патриотов."

Олег ЛЮТЫХ,

кандидат исторических наук, доцент кафедры экономики и управления КГПУ им. В.П. Астафьева.

 


Цены на сырьевые товары от Investing.com Россия.<

Дополнительная информация