Слово о красных обрядах

Примерно с середины 1990-х годов я стал регулярно посещать мероприятия «красной оппозиции», в первую очередь это касалось традиционных демонстраций и митингов 1 мая и 7 ноября. В те годы они были не в пример многочисленнее тех, что проходят сегодня – в среднем такие мероприятия собирали по десять тысяч десять участников, а сегодня хорошо если одна-две тысячи подтянется.

 

ВСЛЕДСТВИЕ возраста почти не помню советские демонстрации по красным дням календаря, хотя и присутствовал на них. Но это в любом случае не в счёт – тогда предприятия были ОБЯЗАНЫ выставить определённое число участников, поэтому наличествовал так называемый «добровольно-принудительный» принцип. Поэтому в 1990-х «было круче»: тогда люди шли по зову сердца и в надежде скорых перемен. Дух бунта витал даже в колоннах пенсионеров, при этом немало было людей среднего возраста, идущих буквально с дышащими яростью лицами. Ближе к ним строился и я со своими друзьями-единомышленниками. На нас тогда поглядывали с удивлением: пацанам ещё и двадцати лет не исполнилось, а они не просто в колоннах, но и готовы помочь нести флаг, растяжку, транспарант.

Приходили на площадь и слушали выступления ораторов. Вначале комсомола, похоже, не было вовсе, потом самым «своим» считали лидера молодёжной организации КПРФ Максима Сайбеля, всегда с особым интересом ждали, что он скажет (Максим был неплохим оратором). Потом слово брали первые вожди – В. Юрчик, В. Севастьянов, П. Романов, потом читалась грозная резолюция – всё строго по канонам и законам жанра. И – всем спасибо, до встречи через полгода.

Уже тогда меня настораживала бесплодность таких парадно-выставочных акций. Размышлял: зачем вообще всё это необходимо организовывать, тратить время, средства и т.д., если ничего ПРАКТИЧЕСКОГО выжать из таких мероприятий невозможно? Выступления ораторов даже политинформацией не назовёшь – всё есть в газетах, бери и читай. Последующая публикация резолюции как позиции партии по насущным вопросам? Но митинговать для этого необязательно, в партийной прессе можно высказаться и так. Пришёл к выводу, что обряд важен лишь для самих активистов коммунистических организаций и их ближайших сторонников: возможно, все эти обряды с возгласами «УРА!» и маханием флагами как-то подзаряжали коммунистов, давали силы для дальнейшего участия в жизни партии, каким бы оно ни было.

Но и в то время вся деятельность сводилась в основном к работе на выборах – расклейке плакатов и раздаче печатной продукции за кандидатов, выдвинутых и поддержанных КПРФ. Хорошо это или плохо – не стану судить в рамках данного текста. Во всяком случае, хоть что-то шевелится – и то хлеб. Но я всегда считал уличные политические акции если не конкретным действием против власти, то руководством к действию, неким организующим этапом, вслед за которым народные массы будут готовы выйти и, по меньшей мере, добиться каких-то уступок у чиновников – снижения тарифов на услуги ЖКХ, увеличения пенсий, стипендий и т.п.

Но ничего подобного не происходило, сколь бы многочисленными не были «красные» демонстрации и митинги на левобережье Красноярска. Потому вполне объясним тот факт, что численность этих акций стала падать, и сегодня мы имеем, что имеем – тысячу-другую (иногда и меньше) самых верных сторонников КПРФ. И правда, какой смысл идти, если из года в год одно и то же, а власть уже десятилетиями оставляет без внимания резолюции и всякие нелепейшие «сборы подписей за отставку правительства» (ничего более бессмысленного, по-моему, вообще не придумать). Тем более нет никакого настроения и воодушевления кричать «УРА!», ибо просто некому и нечему его адресовать.

Потому я обратился к леворадикальному лагерю. Революционеры тогда как раз организовывали свои уличные выступления, причём как раз ПРАКТИЧЕСКОГО свойства, возглавляя борьбу работников предприятий «Сивинит» и «Горэлектротранс» с экономическими требованиями к руководству края. Конкретика, осязаемость поставленных задач и целей – это было то, что нужно, и я незамедлительно подключился, создав и возглавив молодёжную организацию.

Было, но прошло. Теперь и в том лагере шествия и митинги с резолюциями в формате коммунистических обрядов. Посещаю по старой памяти и левобережные, и правобережные акции по двум знаковым датам и всегда убеждаюсь, что демонстрации с резолюциями могли быть все эти годы, а могли и не быть вовсе – ничего бы без них не изменилось. А если так, то ЗАЧЕМ? Зачем материалистам обряды? Ведь сколь громко не кричи: «Да здравствует социализм!» – он от этого скорее не наступит. Неужели до сих пор таким образом происходит «подзарядка» оставшегося актива? Но там ведь уже просто тоскливо, о какой «подзарядке» может идти речь…

Было бы интересно услышать мнения читателей – бывших или нынешних участников акций оппозиции в красные дни календаря. Я же считаю, что их формат нужно менять незамедлительно, избавляясь от изживающей себя советской «обрядовости». Предвидя доводы оппонентов, скажу, что во время написания колонки в редакцию зашёл один товарищ, и я с ним поделился её идеей. Товарищ мне ответствовал: «В маленьких городах, райцентрах, красные дни календаря – едва ли не единственная возможность СОВЕТСКИМ людям собраться, поздороваться, поговорить о государственных делах, а взглянув на красные знамёна, вспомнить КТО МЫ и ОТКУДА МЫ РОДОМ. Ощущение прежней общности, единства, скреплённого идеей в наше время разбродов и шатаний, трогает людей до слёз».

И этого тоже нельзя не учитывать.

Константин Литвинов


Цены на сырьевые товары от Investing.com Россия.<

Дополнительная информация