Иван Миронов: «ЭТО ЗНАЧИТ ВОЙНА»?

Когда осенью прошлого года мы наблюдали очередной мирный Майдан, глянцево-местечковый, гламурно-оранжевый, соглашательский и европейский, пожалуй, каждый понимал, что борьбы за национальные интересы там не больше, чем мяса в бутербродах от Макдональдса.

И для русских и для украинцев это была чужая свадьба. Разжиревшая киевская элита в очередной раз схлестнулась за русский газ, министерские мандаты и места в партере Верховой Рады. Янукович, Тимошенко, Яценюк, Кличко были лишь актерами подмостков украинской политики, режиссируемой местными олигархами, иностранными спецслужбами и Госдепом. А мы платили дань кредитами, траншами и дармовым газом, покупая не лояльность, но снисходительность регулярно сменяющих друг друга группировок, чтобы на Украине официально звучал русский язык, в Севастополе стоял российский флот, а границу с Малороссией не подпирали натовские базы. О большем мечтать мы даже не могли. За несколько лет Майдан превратился в балетную схватку принца Зигфрида и злодея Ротбарта из «Лебединого озера»: грозная музыка, взрывы чувств, накал страстей, нарядность костюмов и масштабность декораций… А в итоге - герои получают зарплату, продюсеры делят навар. Обилеченный зритель идет домой до следующего спектакля.

Так, казалось, будет и на этот раз. Но появилась третья сила – украинские националисты. Жесткие парни под радикальными лозунгами сумели объединить всех, кто готов был поднять оружие против фамильного ига тотальной коррупции Януковичей. Те, кому еще вчера отказывали в праве на политическую субъектность, выписывая справки о маргинальности и экстремизме, ныне возводят традиции Бандеры и Махно в рамки государственного устройства. «Фашисты», «бандиты», «русофобы», «террористы», как только отечественные СМИ ни клеймят главную ударную силу новых хозяев Украины. Но давайте отбросим эмоции, отряхнем носы от исторического нафталина УПА. Иконы «Правого сектора» никогда не были союзниками ни имперской, ни советской России, а новые лидеры бандеровцев вряд ли разделяют национальные амбиции русского народа. И как бы кто ни относился к красно-черному знамени революции, сегодня мы стали по разные стороны линии фронта. Однако именно вооруженные отряды Дмитро Яроша и Сашко Билого, погрузившие единую, незалежную и проевропейскую Украину в хаос и анархию, дали шанс России на восстановление исторической справедливости, возможность геополитического реванша – возвращение исконно русских земель Восточной Украины и прежде всего Крыма. Миллиарды долларов, наши спецслужбы, русская «пятая колонна» в украинском правительстве, региональных администрациях, правоохранительных органах не способны сделать то, что делает «Правый сектор» - внутренняя дестабилизация и нагнетание тотального страха на всех размышляющих сограждан, под кем им будет лучше - под Россией или Украиной. И все это пока без пролитой русской крови и без копейки бюджетных средств. Так что даже если Ярош финансируется Кремлем, то это самые эффективные вложения нашей дипломатии и разведки вместе взятых.

Только что я вернулся из Крыма. Мы стоим на пороге великих событий - или победы, или катастрофы. К сожалению, Россия за все эти годы не смогла сформировать в Крыму идеологически закаленную национальную элиту, плеяду бойцов, готовых единым фронтом идти до конца, выдвинуть подлинных командиров с непререкаемым авторитетом, способных превратить Восток Малороссии в военный лагерь русской силы и духа. Так называемые крымские лидеры - это ментальные комсомольцы, улыбающиеся российским грантам и толерантные к украинскому центру, коммерсанты, встроенные в хозяйственно-экономическую систему Незалежной, и вчерашние бандиты. При этом последние в силу духовитости и жизненной закалки самые последовательные и принципиальные в деле борьбы за русский Крым. «Комсомольцы» - это потенциальные коллаборационисты, политический тромб системы кровообращения русской воли. Увы, но сегодня большинство общественных пророссийских структур представляют именно эти ребята. Они глупы, трусливы и корыстны, презираемые офицерами и казаками, способны находить общий язык только с себе подобными. Сегодня они осваивают финансовую помощь, идущую с материка, покупают массовку для организации ликующих картинок для пророссийских каналов и отчасти для блокады украинских воинских частей.

Мне удалось пообщаться с бывшими офицерами, участвовавшими в переговорах по переходу украинских военных под российскую юрисдикцию. По их словам, были достигнуты договоренности о новой присяге. Все должно было выглядеть так, чтобы не была задета офицерская честь, чтобы военным были предоставлены гарантии дальнейшей службы, чтобы они не выглядели как предатели. Однако инициативу перехватили «общественники». Блокировав армейские части, они потребовали от украинских военных немедленной сдачи чуть ли не в плен. По слухам, которые зачастую являются более достоверной информацией, чем официальные сводки с крымского фронта, в осадные полки частей за полторы тысячи рублей суточных записываются бандеровцы, которые негласно стягиваются в Крым. Цель проста – деньги и в случае успешного штурма возможность разжиться оружием. Вряд ли какой-нибудь офицер захочет капитулировать гопникам. Именно поэтому на данный момент ни одна часть не перешла на сторону России. По неофициальным данным, всего на территории Крыма в заложниках находится двенадцать тысяч военных, из них минимум три тысячи способны к участию в боевых действиях, которые могут начаться с любой провокации, с первого выстрела снайпера из тех профессиональных подонков, что действовали на Майдане, и, возможно, уже прибыли в Крым.

Второй зреющий нарыв гражданской войны – это татарская община, для которой захват и последующая перепродажа земель закончатся тогда, когда в крымских судах на гербах расправит крылья двуглавый орел. Мы хорошо помним десять тысяч татар, чуть не захвативших крымский парламент в конце февраля. По сути это целая армия, в любой момент готовая открыть ваххабитский фронт, куда со всей России, если только с одной России, потянется радикальная исламская молодежь. При этом меджлис крымских татар уже заявил о своей жесткой оппозиции к России, объявив тем самым фактическую мобилизацию соплеменников.

Эти вызовы сталкиваются с абсолютной идеологической и пропагандистской импотенцией России в Крыму. Наши СМИ истерией грядущего фашизма и надрывной озабоченностью русским будущим Крыма способны мобилизовать всех, кроме жителей Украины. Все, что они видят по российским каналам, нагоняет лишь жуть, апатию и неопределенность. Нет национальной идеи – возвращения Крыма в Россию. Она вроде как бы есть, но официально ее нет. Крымчанам рассказывают всякие грустные истории, как бандеровцы между экспроприациями зажиточных киевлян планируют поход на восточные земли. Нет ни четкой риторики, ни четких целей, ни завораживающих лозунгов. Нет сформировавшихся лидеров общественного мнения, нет политических и религиозных организаций, за исключением меджлиса, способных вывести на улицу хотя бы несколько тысяч человек. Кстати, украинские СМИ работают безукоризненно, внушая населению твердую уверенность в том, что крымская власть нелегитимна и что «российские захватчики» будут непременно изгнаны с «ридной Украйны». Как следствие провала нашей пропаганды – местные жители не слишком стремятся в отряды самообороны, на митинги и вообще на улицы. Подавляющая масса добровольцев – это русские националисты: казаки и правая молодежь. Многие из них приезжают на свои деньги, живут там, где придется. Типичный блокпост при въезде в город: бетонные плиты, костры, казачьи папахи, палатки, триколоры, андреевские и имперские стяги. Мелькают даже каски, но нет оружия. В случае нападения защищать город они смогут лишь телами.

Если великая имперская мечта будет и дальше вершиться также воровато, толерантно, исподтишка, мы не только не вернем себе Крым и забудем про Севастополь, но получим очередной геноцид русских и окончательное крушение России.


Цены на сырьевые товары от Investing.com Россия.<

Дополнительная информация